История учит нас, что от накала пропаганды реальная военная мощь не увеличивается



История учит нас, что от накала пропаганды реальная военная мощь не увеличивается

 
Военная пропаганда один из важных видов обеспечения боевых действий, она направлена на поддержание у населения и личного состава веры в силы своей страны и возможности Вооружённых Сил, в способности военно-политического руководства и командиров частей и соединений добиться победы над врагом.

Это, безусловно, нужная деятельность. И она обязательно должна быть. Если не будет своей пропаганды, то будет пропаганда со стороны противника, которая может оказаться разлагающей даже для победоносной армии и деморализующей для населения в условиях, когда для деморализации нет объективных причин.

Однако, всё это верно с несколькими оговорками.

Во-первых, пропаганда не должна внушать людям преувеличенные представления о наших возможностях.

Во-вторых, пропаганда не должна изображать противника слабее, чем он есть – ни при каких обстоятельствах.

В-третьих, заказчики пропаганды (в РФ это Минобороны) никогда и ни при каких обстоятельствах не должны верить в неё сами и подменять пропагандистскими усилиями реальное военное строительство.

Все эти оговорки возникли не просто так – это результат негативного опыта прошлого, ошибок, которые ранее были допущены и стоили очень и очень дорого.

К сожалению, российская военная пропаганда проводится без учёта обеих этих оговорок, и это уже приняло хронический характер. Такой подход потенциально чреват большими проблемами для нашей страны.
 
 
В нашей стране система пропаганды многоуровневая.

Самый верхний, высший её уровень – высказывания авторитетных политиков, не оставляющих у отдельно взятого обывателя никаких сомнений о нашем всемогуществе. Так, например, известны многократные высказывания В.В. Путина о том, что теперь, когда у нас есть гиперзвуковое оружие, всем остальным остаётся только догонять. При этом за кадрами остался тот факт, что никакое, даже самое эффективное оружие военную угрозу к нулю свести не может, чему в истории есть масса примеров.

Постоянная работа начинается уровнем ниже, и ведёт её Департамент Информации и Массовых Коммуникаций Минобороны РФ – ДИМК МО.

О военной пропаганде - плохой и хорошей
Руководитель ДИМК МО - генера-майор И.Е. Конашенков.
 
 
С началом войны в Сирии все увидели, как эта структура даёт информацию от имени МО - освещение именно сирийских событий было хоть и не идеальным, но вполне качественным. Надо сказать, что ляпы в деятельности ДИМК МО, когда его сотрудники сами публикуют информацию, случаются, но они не являются регулярными.
 
Однако публикация различных материалов самим ДИМК МО - это одна история, а вот работа прессы – другая. Огромное количество частных изданий работает «на поле» военной пропаганды, собирая посещаемость, трафик пользователей и накручивая себе популярность среди обывателей.

Эти негосударственные, частные «игроки» образуют третий, предпоследний уровень пропаганды в нашей стране. И вот тут-то и происходит «тихий ужас» - работа полностью вразрез с теми принципиальными оговорками, которые были перечислены выше.
 
На это накладывается эффект от «фейков» типа массового увольнения матросов с эсминца ВМС США «Дональд Кук», якобы напуганных российскими системами РЭБ, или неумения американской пехоты воевать без памперсов. И вот в массовом сознании появляется представление о противнике, как о сборище недотёп, для борьбы с которым даже и напрягаться не нужно, он, вообще, сам сбежит с поля боя, не надо ни тренироваться, ни беспокоиться о чём бы то ни было.

Даже включается в действие военно-бюрократический фактор – если народ рукоплещет нашей военной мощи, если противника на всех уровнях оценивают как неумелого и неопасного, то у военных руководителей, в силу разных причин утративших осознание важности своей работы и относящихся к службе как к синекуре, появляется возможность отрапортовать политическому руководству о том, что и так вроде как все знают, получить какие-то поощрения, и в итоге - вместо полноценного военного строительства ограничиться накачкой пропаганды.

В самом низу пропагандистской пирамиды – сами ура-патриоты. Не будучи способными к критическому мышлению и пониманию того, что их идеи о реальности могут от неё отличаться, эти люди, общаясь на разных форумах и онлайн площадках, создают для себя психологически комфортную информационную среду, в которой нам до штурма Вашингтона осталась пара дней всего. Так формируется общественное мнение, от которого, увы, иногда отталкиваются руководители высокого ранга при принятии решений.

Потом выяснится, что противник совсем не такой, как про него думали, и свои возможности совсем не такие, как про них думали, но будет уже поздно.

В чём здесь вина ДИМК МО? В том, что оно в своей работе не даёт обществу реальной картины. Пропаганда вполне может быть успешной, даже если она не скрывает недостатки, просто надо уметь это делать. Более того, такая пропаганда, повышая доверие людей к военным институтам общества, в то же время формирует в их среде запрос на перемены в лучшую сторону, который, потом влияет и на политические решения, и на само военное строительство. Задачи ДИМК МО это не только пропаганда, это весь спектр информационного обеспечения Минобороны и формирование здоровой и полезной для МО информационной политики, частью которой являются пропагандистские усилия.

Грамотная пропаганда усиливает военную мощь реально, а не виртуально.
 
 
 

Примеры катастроф


Одним из самых ярких примеров того, насколько военная пропаганда навредила России в результате её расхождения с реальностью является русско-японская война. На сегодня ни для кого не секрет, что в значительной степени неблагоприятный ход военных действий и первые поражения в этой войне подстегнули революционные настроения в России, хоть и не были их первопричиной. В значительной степени тот фатальный ход событий в нашей истории, который последовал позже, был обусловлен именно этим поражением.

Смотр 1902 года – «пиар» в нашем сегодняшнем понимании, аналог Главного военно-морского парада. Пропагандистское мероприятие Русского Императорского флота.

Реальность несколько позже в Порт-Артуре.

Увы, но в те годы адекватно оценить все риски можно было лишь в профессиональной среде, но и там это было очень сложно. Итоги известны. А ведь если бы тогда и противник, и условия, в которых придётся воевать, заранее были бы оценены адекватно, то всё могло бы быть иначе.

Но сочетание численного превосходства Российских армии и флота над японскими вместе с господствовавшими в обществе настроениями сделали адекватную оценку положения дел невозможной ни на каком уровне.

А теперь возьмём свеженький пример – Карабахскую войну. Об этом мало кто знает, но Армения по своей военной пропаганде и её последствиям невероятно похожа на Россию (хотя и различия есть.

Из недавнего интервью армянского политического деятеля Андриаса Гукасяна «Новой газете»:

В 2008 году мне довелось побывать в одной из воинских частей в Арцахе, в Мартакертском укрепрайоне.
Я был потрясен: там не оказалось той линии обороны, о которой нам рассказывали: якобы она очень мощная и практически непреодолимая.
— А что вы увидели вместо нее?
— По всей почти стокилометровой протяженности линии от реки Аракс до горного хребта Мрава не было серьезных фортификационных сооружений. Были просто вырыты окопы, были блиндажи и огневые точки, которые очень хорошо просматривались не то что с воздуха, а даже с земли — с обеих сторон. Уже тогда это не могло не вызывать опасения. Я периодически возвращался к этой теме, но продвигать ее в Армении было тогда невозможно
— Почему?
— Был живуч миф о непобедимой армии, критиковать армию — это лить воду на мельницу врага, такие мысли могут высказывать только пораженцы. Так считалось.

Самообман армянского общества имел необратимые для него последствия. Но это, по большому счёту, их вина и их проблемы.
 

Примеры правильной пропаганды


Стоит обратить внимание на положительные примеры нашей пропаганды, они есть. Например, вот эта листовка:


На то ли она настраивает (уж как получилось) бойца Советской Армии? На то, что ему придётся иметь дело с высококлассным, морально стойким и готовым сражаться за своё дело подготовленным убийцей.

Зададим себе вопрос – уж если предположить, что эти листовки влияли на отношение бойцов к боевой учёбе, то не лучше ли было написать в них, что НАТОвцы не воюют без «Кока-Колы»? Не лучше ли было бы уподобиться современным «ура-патриотам», уверенным в том, что американцы не воюют без памперсов? А если да, то как бы тогда такая пропаганда повлияла бы на желание бойцов осваивать свои военно-учётные специальности: в лучшую сторону, или в худшую? Не получилось бы такого: бойцы сказали бы себе «да ладно, какой смысл учиться воевать, мы этих плевками с ног посбиваем, даже патроны в патронник досылать не придётся»? Хорошо ли это было бы для страны?
А что случилось бы, если бы таким образом распропагандированные бойцы встретились бы с реальными (а не придуманными) солдатами НАТО?


Увы, но пустив на самотёк деятельность околовоенной прессы, ДИМК МО направил нашу пропаганду именно по-плохому варианту.

Не стоит огульно обвинять Департамент в этом – они, как и все военные, люди подневольные. Но поставить вопрос перед руководством о соответствии направленности пропаганды реальному положению дел и тому, чем расхождение между ними может закончиться, - стоило бы. 
скачать dle 10.3фильмы бесплатно

 
Добавить комментарий