Возможно ли повторение Второй мировой войны в реалиях XXI века



Возможно ли повторение Второй мировой войны в реалиях XXI века

 
Вопрос – что мы подразумеваем под войной в «формате Второй мировой войны»?
 
Ответ – это полномасштабное наземно-воздушное вторжение с целью захвата территории противника, которое при сопоставимых возможностях воюющих сторон может затянуться на несколько лет. Именно такое вторжение осуществила нацистская Германия вначале в страны Восточной и Западной Европы, а затем и в СССР.
Возможно ли повторение Второй мировой войны в реалиях XXI века 
События на Тихом океане рассматривать не будем в силу специфики этого театра военных действий. Ядерное оружие мы также пока вынесем за скобки.

По мнению автора, в существующих условиях такая форма военного конфликта крайне маловероятна по ряду причин, которые мы рассмотрим в настоящей статье.

Психологические причины


Люди развитых стран первой половины XX века сильно отличались от современного поколения людей, выросших в странах Запада, России, да и Востока. Во многом изменилось отношение к жизни и к смерти – в начале XX века была гораздо меньше продолжительность жизни, выше смертность от различных заболеваний, в том числе детская. Страны и континенты сотрясали войны и революции, понятие гуманизма находилось на зачаточном уровне, официально утверждённые расовые теории сегрегировали людей по национальному признаку, в некоторых странах людей открыто держали в зоопарках.

Возможно ли повторение Второй мировой войны в реалиях XXI века
Человеческий зоопарк в Брюсселе, Бельгия, 1958 год

Насколько всё изменилось в наше время?

Не сказать, чтобы люди стали сильно добрее и гуманнее, зверства в отношении мирного населения – стариков, женщин и детей, осуществляемые во время этнических конфликтов, наглядно это показывают. Да и различные «гуманистические» теории в наше время получают развитие на новом уровне – СССР пытаются поставить на один уровень с нацистами, тем самым давая моральный повод потенциальным «борцам за свободу» убивать русских без зазрения совести.

В Западной Европе ведётся дикий социальный эксперимент по смешению наций, чей менталитет в корне отличается. В некоторых странах Восточной Европы поощряются и дают обильные всходы идеи радикального национализма. В США «угнетённой» чёрной расе внушается превосходство над белой на основании мнимой вины за былое.

Что-то не то происходит со странами, где сносят памятники истории и ставят памятники грабителю и торговцу наркотиками

Да, других люди сильнее любить не стали, но вот отношение к самим себе у них поменялось – себя люди стали любить гораздо больше.

Относительно высокий уровень жизни в развитых странах мира не способствует росту желания терпеть лишения и жертвовать собой, как ради идеи, так и ради обогащения. Сомнительно, что даже мощная «геббельсовская» пропаганда позволит мобилизовать миллионы людей для длительного военного конфликта – достаточно вспомнить, какое отношение было в США к войне во Вьетнаме и в СССР – к войне в Афганистане. Не стоит проводить аналогию с войнами США/НАТО в Ираке или в Югославии, разумеется, речь может идти только о противниках с сопоставимыми возможностями.

Протесты в США против войны во Вьетнаме

Аналогичная ситуация происходит и в странах Азии – чем сильнее будет Китай, чем выше там будет уровень жизни, тем меньше будет желающих идти на войну.

Этому будет способствовать развитие глобальных систем связи типа Starlink, которые будет затруднительно заглушить или уничтожить даже в военное время – фото и видео трупов и оторванных конечностей в социальных сетях, на различных «ТикТоках» и «Ютубах» однозначно не будут способствовать поднятию боевого духа.

Возможно, что при большом желании всё это можно преодолеть – радикально понизить уровень жизни в стране, «промыть мозги» населению, но сделать это скрытно не получится – «угрожаемый период» будет растянут во времени и открыт для противника.

Кроме того, основным препятствием повторения войны в «формате Второй мировой» станут чисто технические причины.

Война на земле


Со времён Второй мировой войны танки остаются единственным средством, пригодным для ведения интенсивной маневренной наземной войны – осуществления глубоких прорывов на территорию противника.

Альтернатива – пехотные марши времён Первой мировой войны или перспективный формат ведения наземных боевых действий в форме партизанской войны высокой интенсивности. Первый вариант утопичен, а ко второму мы ещё вернёмся позднее.

Осознание ведущими странами мира угрозы со стороны танков привело к широкому развитию противотанковых средств. Конечно, противотанковые средства не привели и не приведут к исчезновению танков как класса – альтернативы им просто нет. Но вот возможность осуществления глубоких массированных танковых прорывов, «танковых клиньев» в глубину территории противника, находится под большим вопросом, как и возможность построения линии фронта как таковой.

В современной войне скопление бронетехники – это удобная цель для противотанковых средств противника

Но ведь противотанковые средства были и в период Второй мировой?

Да, это так, но их эффективность была значительно ниже современных противотанковых средств. Например, таких как кассетные самоприцеливающиеся боевые элементы или возимые и носимые противотанковые ракетные комплексы (ПТРК), чья дальность стрельбы может значительно превышать дальность применения танкового вооружения, не говоря уже о значительно большей дальности обнаружения танков той же пехотой.

Применение комплексов активной защиты (КАЗ) не решит проблему глобально, поскольку против одного танка могут быть применены сразу 3–4 противотанковые управляемые ракеты (ПТУР), которые не удержит ни один КАЗ, при этом стоимость танка и четырёх ПТУР, и даже ПТРК (с пусковой установкой), не сопоставимы.

Даже самые лучшие и «навороченные» образцы бронетехники могут быть уничтожены противотанковым вооружением

Иными словами, можно утверждать, что наземное оборонительное вооружение превосходит по своим возможностям наземное наступательное вооружение, и предпосылок для радикального изменения ситуации пока не предвидится.

Само собой, танки будут наступать при поддержке боевых машин пехоты (БМП), артиллерии, зенитно-ракетных комплексов (ЗРК), но сути это не изменит – все они в ещё большей степени уязвимы от противотанковых средств.

Ещё одно препятствие для полномасштабных наземных войн – малое количество закупаемых вооружений. За годы Второй мировой войны в США было произведено 88410 танков и самоходных артиллерийских установок (САУ), в Британии – 33574 танка и САУ, в СССР – 105251 танк и САУ, в Германии – 46857 танков и САУ.

В настоящее время количество бронетехники на вооружении значительно меньше – чаще всего оно исчисляется несколькими тысячами боевых машин или даже несколькими сотнями, и существует устойчивая тенденция к сокращению танковых парков ведущих стран мира.

На вооружении армии США порядка двух тысяч относительно современных основных боевых танков (ОБТ), в Российской армии – порядка трёх тысяч ОБТ. На вооружении КНР – формально около пяти тысяч танков, но большая часть из них откровенное старьё. В странах Европы всё ещё печальнее: в Германии – 266 танков, из которых боеспособны всего 106 штук, во Франции – 222 танка, в Британии – 227 танков, количество которых должно быть сокращено до 148 к 2030 году.

Если вспомнить о законсервированных резервах – то там могут храниться десятки тысяч бронемашин, но их техническое состояние и невыработанный ресурс определить затруднительно, а боевые характеристики сильно уступают современной технике. Кроме того, можно не сомневаться, что места сосредоточения резервов однозначно подвергнутся ударам оружием большой дальности.

Современное и перспективное противотанковое вооружение с высокой вероятностью сорвёт любое крупное бронетанковое наступление

Можно возразить, что большая часть танков во времена Второй мировой была выпущена уже в ходе войны, так, может, и сейчас сложится аналогичная ситуация?

Существует два препятствия.

Во-первых, в современном мире техника стала слишком сложной, цепочки поставок комплектующих зачастую включают разные страны и даже континенты – достаточно вспомнить, как усложнил выпуск вооружений в России распад СССР.

Во-вторых, высокоточные средства поражения большой дальности могут эффективно разрушать высокотехнологичные производства и гораздо лучше, чем это могли делать бомбардировщики времён Второй мировой.

Вероятно, изменить ситуацию поможет авиация?

Война в воздухе


Если во времена Второй мировой авиация играла хоть и важнейшую, но не решающую роль, то в наше время мы всё ближе подходим к доктрине генерала Дуэ – авиация играет решающую роль в конфликтах начала XXI века. К концу Второй мировой войны стратегическая авиация США насчитывала десятки тысяч бомбардировщиков. Казалось, что вооружённые ядерным и конвенциональным оружием, они могли «стереть в пыль» практически любую страну.

Однако на практике всё сложилось совсем не так.

Истребительная авиация и ЗРК наращивали свои характеристики куда быстрее, чем бомбардировщики. В каждом новом поколении выпускаемых бомбардировщиков становилось всё меньше, и в настоящее время у США в активной эксплуатации чуть больше сотни стратегических бомбардировщиков. Появление межконтинентальных баллистических ракет (МБР), как носителей ядерных боеголовок, ещё сильнее «подрезало крылья» бомбардировочной авиации.

Бомбардировщиков Boeing B-17 было произведено свыше 12 000 единиц, а новейших стратегических бомбардировщиков B-2 всего 20 единиц

Впрочем, с истребителями ситуация развивалась схожим образом. Количество современных машин, выпускаемых в настоящее время, несравнимо с тем, что производилось в ходе Второй мировой.

Таким образом, в ходе крупного военного конфликта противники с сопоставимыми возможностями могут просто повыбить друг у друга боевые самолёты, после чего интенсивные боевые действия в воздухе станут невозможны по причине отсутствия самих средств ведения боя.

Самолёты с хранения в ещё большей степени уступают современным по характеристикам, требуют куда больше усилий для поддержания боевой готовности и могут быть уничтожены ещё проще, чем резервы бронетехники. При этом обучить резервистов пользоваться устаревшим танком куда проще, чем устаревшим самолётом, на котором отсутствуют средства автоматизации и который не прощает ошибок пилотирования.

Аналогично производство новых современных самолётов в ходе войны вызовет ещё большее затруднение, чем производство бронетехники, из-за высочайшей сложности их конструкции.

Производственная кооперация по основным поставщикам при производстве истребителя F-35, всего в производстве участвуют сотни поставщиков, только от Австралии в кооперации участвуют более 50 предприятий – попробуйте выпускать его во время полномасштабной войны

Роль флота мы в настоящей статье рассматривать не будем – прямое влияние в ходе полномасштабного наземно-воздушного вторжения он окажет незначительное, хотя его косвенное влияние будет огромным – именно флот позволит обеспечить или не обеспечить срыв производства и транспортировки противником вооружений в район боевых действий. Впрочем, это тема отдельного разговора.

Блицкриг без альтернативы


Вооружённые силы (ВС) нацистской Германии побеждали, только пока им удавалось разгромить противника стремительным натиском – блицкригом. Когда в СССР блицкриг не удался, поражение стало практически неизбежным, несмотря на достигнутые в начале войны успехи.

В наше время ситуация становится ещё более полярной – либо победа в кратчайшие сроки, либо поражение/отход на занятые позиции.

Причём это характерно для войны с использованием как конвенционального, так и ядерного оружия. И если для конвенционального оружия длительность конфликта может составить несколько недель – месяц, а потом противникам банально будет нечем наступать, то в случае ядерного оружия сроки спрессовываются в десятки минут – либо удалось внезапным ударом обезглавить/обезоружить стратегические ядерные силы (СЯС) противника и «принудить его к миру» на своих условиях, либо результатом станет глобальная ядерная война, победителя в которой можно выбрать весьма условно.

Таким образом, «поход на Москву» в наше время представляется сомнительным и малореальным предприятием.

Безусловно, США и их сателлиты могут попробовать использовать в качестве «пушечного мяса» националистически настроенное население некоторых стран восточной Европы, но маловероятно, что они будут рассчитывать при этом на их победу, скорее, будут преследоваться какие-либо иные цели – политические, экономические.

Более того, даже в случае, когда одна из сторон в целом значительно уступает другой, возможность полноценного наземно-воздушного вторжения находится под большим вопросом.

Например, в случае нападения Турции на российскую военную базу в Сирии, ни Россия, ни Турция не смогут продолжить войну до победного конца. С Турцией всё однозначно ясно: её вооружённые силы никоим образом не способны нанести России сколь-либо значительный ущерб, создающий угрозу существованию РФ как государства.

В то же время и Россия не сможет осуществить полномасштабное вторжение в Турцию – любой российский десант Турция, скорее всего, сможет отразить, продвижение через территорию других государств и наступление в условиях сложного рельефа местности, скорее всего, также будет сорвано, разумеется, с учётом того, что Турцию поддержат США и страны НАТО, не участвуя напрямую в боевых действиях, но обеспечивая турецкие ВС разведданными и вооружением.

Невозможность реализации полномасштабного наземно-воздушного вторжения побуждает ведущие страны мира разрабатывать новые формы ведения боевых действий. О которых мы поговорим в следующих материалах. 
 
скачать dle 10.3фильмы бесплатно

 
Добавить комментарий